Чужих детей не бывает! (г. Москва)

Просто быть матерью – это огромный, но приносящий радость, труд, быть многодетной матерью – это такой же огромный труд, но помноженный на количество детей в семье.

Анна Потапова(г.Москва) – счастливая жена и мама пятерых очаровательных детей.

Подвиг, совершенный Анной,  не каждому под силу. Её материнской любви хватает не только на рожденных ею сыновей, Марка и Арсения, но и на «дочерей рождённых сердцем». Да, Вы правильно поняли, Анна и её муж стали приемными родителями, причем сразу трёх девочек: Валерии, Дарьи и Полины.

 До начала интервью я не знала об этом мужественном поступке семьи Анны, и первый вопрос, который я задала ей, звучал так: «Вы всегда хотели большую семью или это вышло само собой?» Она ответила, что они с мужем всегда мечтали о большой семье, но большой она стала всего год назад, когда они удочерили трёх девочек, и поведала мне #ИсториюТрёхСестёр

 «Мысли об усыновлении возникли у нас давно, перед глазами был положительный пример, но мой муж, шёл к этому 3 года. Он просто не был готов, а я и не торопила, знала, что созреет. Все произошло в течение полутора месяцев.. Единственное, что точно скажу, нам повезло с педагогом в ШПР. Перейду к поиску детей. Главную бумагу (заключение) нам выдали на 1-2 детей, мальчика или девочку, возрастом от 2 до 5 лет. Первый опыт просмотра детей, для меня был жесткий. Происходило это на дне открытых дверей в одном из детдомов. Мы приехали в подмосковный лагерь и с бейджиком на груди «родитель» прошли по коридору из детей, жаждущих попасть в семью… Если кто знает о чем я , так вот это как КАСТИНГ. На детей надевают лучшие наряды, наляпывают нелепые банты и показывают их…  С одной стороны непонимание. Зачем это надо??? Это же больно детям…  Процентов 90 снова останутся здесь, и ничего не изменится, сильная травма. С другой стороны: а как по-другому приемным детям знакомится с родителями? Мы с мужем решили, что такой выезд был последний у нас. Смотреть в глаза детей, которые пытаются понравиться, очень сложно. В октябре решили с мужем, что не будем никого смотреть и лазить в базы, так как должны были улетать. Но мы ведь женщины, и хоть глазочком, я залезла на один мамский форум об усыновлении. И увидела три фотографии одна под другой, с подписью: жаль девчонок, троих вряд ли кто возьмёт. Я закрыла ноутбук и легла спать. Не для красивого словца, а чистую правду говорю. Мне они всю ночь снились, всю ночь передо мной были эти три фотографии. Я верю в знаки, и первое, что я сделала с утра, нашла их в базе и позвонила региональному оператору в Пермь. Я говорила, что мне везёт?! Напуганная тем, что все рег.операторы звери, ждала чего-то плохого. Но на другом конце провода сказали: «Перезвоните через пару часов, все уточним по девочкам. »  Ну, понимаете, наверное, что пару часов длились вечно…. Я снова позвонила и меня спросили, когда мы приедем …Сказала обо всем мужу… Спасибо вселенной  мне за него. Он просто сказал: « Делай, как чувствуешь». И мы помчались делать доверенность на меня. Ночью я вылетела в Пермь. Утром была у рег.оператора. Вызвали такси и я поехали сначала к малышкам. Девчонки были расформированы по разным детским домам. Вывели мне моих сопливых, с большими бантами на голове девчонок. Наверное, час мы играли, кормились, знакомились. Даша, кстати, была очень активная, а Полинка скромная, малюсенькая и тихая. Перед просмотром девчонок, ознакомилась с диагнозами. Их было много.. Главное слово БЫЛО. Я подписала бумагу о том, что познакомилась с ними, и помчалась к Лере. Если бы мне когда-то сказали, что я возьму взрослую девочку в семью, я бы никогда не поверила. 8 лет-это возраст, когда ребёнок понимает, почему у него теперь нет мамы, и что вообще происходит. Психолог готовила меня к тому, что Лера откажется идти в семью. Она помнит свою биологическую маму и ждёт её. Лера зашла в кабинет и угостила меня соком, а я её фруктовым пюре. Мы разговаривали с психологом, а она просто делала фотографии свои на мой телефон. Когда вышел педагог, она села рядом и сказала: «А я знала, что ты за мной приедешь»…

С трясущимися руками я начала звонить мужу. Сложно представить, что происходило с ним. Можно было улететь и подумать 10 дней, но путём пятиминутных переговоров с мужем, мы решили, что забираем девчонок. Ещё один звонок я сделала своей маме, на тот момент мне просто нужна была поддержка от неё. Не судить, не поучать, а просто поддержать. Мы бы все равно сделали, как мы решили, но очень хотелось услышать от неё волшебные слова. Мама, конечно же, поддержала нас. Спасибо ей за это. Пока я шла на третий этаж в администрацию детского дома,  Лерка рассказывала воспитателям, что за ней приехала мама…. Поэтому я очень часто говорю, что это они нас выбрали, а не мы их. Я всегда хотела, чтобы у меня была дочь, и, подписывая согласие на девчонок, я поняла, что нас теперь их трое…. Вот так сбываются мечты. В состоянии аффекта, улетела в Москву, с мыслью, что теперь наша жизнь, очень круто измениться. Наша опека за день передала заключение, и через два дня я снова полетела в Пермь, передать документы в суд. Началась наша жизнь между Москвой и Пермью. Младших девчонок перевели в один детский дом с Лерой, чтобы суд сделать в одном районе. Помню случай, когда приехала, а Дашка неслась по лестнице, с криками: «Мама моя приехала!» В ее группе был мальчик, когда я заходи в раздевалку одеть Дашу, он просто хватал меня за руку, а Даша отталкивала его с криками: «Моя мама». Я просто держала его за руку, гладила, и он был такой довольный. В итоге, когда забирали их домой, Даша была с царапиной на щеке от того самого мальчика, вот так отомстил, в борьбе за маму. Суд нам назначили на середину ноября. С момента знакомства с девчонками до суда прошло примерно полтора месяца. Оставили мальчишек с бабушкой дома, сами на машине с мужем помчались на суд в Пермь. Утром погуляли с девчонками, вечером был суд. Лерка сидела на чемоданах, в надежде, что мы её сразу заберём, и мы на это надеялись, так как ехать ещё через десять дней в Пермь просто не было сил. Суд шёл полтора часа, я тряслась как на экзамене, когда зачитывали решение, у меня первый раз за все это время были мокрые глаза. Вот и все, вся эпопея длинною в полтора месяца подходила к логическому завершению, но мандраж ещё оставался, так как забрать девочек сразу нам не давали, нужно было выждать ещё 10 дней, пока решение вступит в силу. К этому мы тоже были готовы. Но тут сработала харизма моего старшего сына. Представитель опеки, оказывается,  знала его по проекту « Голос. Дети». Она позвонила в детский дом и  сказала им отдать нам детей завтра с утра под её ответственность. Нам все равно не верилось до конца, а вдруг не отдадут завтра, а вдруг… На следующий день, уже в 9 утра, все документы были готовы. Докупив одежду, помчались за девчонками. Из детского дома нас провожали очень трогательно, наговорили много хороших слов и отправили нас. Даша с испугом в глазах, села в машину, когда стали пристёгивать ремень, разревелась, она просто не понимала, зачем это. Дорога в Москву была сложная. Мы останавливались в кафе, дети наедались всего-всего, потом Даше становилось плохо, и приходилось снова останавливаться. К 5 утра, мы приехали в Москву. Уставшие, эмоционально вымотанные, но абсолютно счастливые.

 Все эти события произошли равно год назад, и сейчас я точно могу сказать, что мы справились. Справились, потому что полюбили друг друга, потому что не делим детей на своих и приемных, а самое главное, потому что уже не можем представить нашу жизнь без них.»

 Материал подготовила Морозова Алина.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *